September 28th, 2013

Приключения Едроника, глава 4/Jedronikin seikkailut, luku 4

Сюрреальная сага/Surreaalisaaga
http://yrjonpoika.livejournal.com/70911.html
…Едроник зевнул.
Что поделать, не выспался. Но такова уж воля Сиятельного Начальства.
"Сиди, жди здесь этого финна, - подумал Едроник. – Хорошо ещё, что он меня предупредили, мол, не боись, по-русски чухонец размовляет свободно. А то с моим английским можно и впросак запросто попасть. Кстати, надо ещё раз повторить приветствие".
Он заглянул в новёхонький айфон, прочитал ещё раз. И ещё раз попытался запомнить. Бесполезно…
В конце концов, фиг с ним, можно зачитать с экрана. 
В столь ранний час кафе было почти пустым. Уединение нарушала лишь уборщица, чей неславянский облик ясно давал понять, что она пона…, то бишь приехала, откуда-то из Средней Азии.
И ещё одна девица с непонятной причёской, маленькими очками на прыщеватой физиономии, в узких джинсах, ядовито-зелёной кофточке и ярко-сиреневом шарфе, завязанном в модный французский узел, восседала в другом конце зала, уткнувшись в (тоже сиреневый!) ноутбук.
- А ножки у неё ничего так, - отметил про себя Едроник.
В это время на входной двери тихо-тихо прозвенело, возвещая о появлении нового посетителя.
Вовнутрь зашёл полноватый мужчина с небольшой и аккуратной бородкой, державший в руках чёрный помятый портфель и ещё более помятый плащ. Он растерянно огляделся вокруг.
Друзья часто говорили Едронику, что у него отличная память на лица. Так что, он сразу узнал гостя (хотя видел его до сих пор только на фотографии), поднял правую руку:
- Я здесь!
Толстяк произнёс "О-о" и устремился к столику Едроника, пару раз задев стол и опрокинув один из стульев.
- Ai, anteeksi! – воскликнул он и сделал попытку поставить стул на место. Однако, это у него не получилось, зато на полу оказались портфель и, что хуже всего, плащ.
Едроник неторопливо встал, подошёл к иностранцу, поставил стул на место, подобрал с пола его вещи, закинул на соседний диван, пожал руку гостю, по ходу пьесы вежливо, но твёрдо, отстранив уборщицу.
Финн ещё раз проохал и грузно уселся в диван, который под ним заметно просел.
Вслед за ним напротив разместился и Едроник, как бы невзначай вращая айфоном в правой руке.
- Страстуйте! – выдавил из себя запыхавшийся визитёр.
- Хуоментá! – гордо произнёс Едроник, покосившись на экран телефона. – Терветулоá Веняйяллé, ракáс херрá Бякмéн!
- Вот как! Вы говорите по-финска!- искренне изумился Бякмен.
-  Ноу, ноу… - смущённо пробормотал Едроник.
- Эта не беда! Вед я могу сказать по-рюсска, - дружелюбно улыбнулся иностранец.
- И очень хорошо, господин Бякмéн.
- Ви мне, как это, лстите. Кстатти, правилно сказат не «Бякмéн», но «Бяʹкмен».
- Извините, пожалуйста, - Едроник едва не покраснел; это надо было умудриться не проверить правильное произношение фамилии высокого гостя.
- Нитшево страшно неет, - нисколько не обиделся Бякмен. - Просто финска ясик такой примитив, тшо ударение есть всегда в первий слок.
- А, ну да, это же финская фамилия…
-  Svenska!
- Шведская? – догадался и одновременно изумился Едроник.
- Таа… Но это толго опъяснят… Ви уше сакасали?
- Э-ээ..
-  Покушат… -- с некоторым напряжением в голосе переспросил Бякмен.
("Ну я и болван, - подумал Едроник. – Он же голодный с дороги. Неудобно получилось, не по-русски как-то").
- Ещё нет, Вас дожидался, - вывернулся Едроник.
- Харасоо!
Подошла официантка, которая оказалась на удивление расторопной. Она спокойно и обстоятельно, вставляя периодически в реплики английские и немецкие слова, объяснила Бякмену все премудрости русскоязычного меню.
Тем временем, Едроник, попросивший себе лишь кофе со сливками, прикидывал, с чего начать разговор на основную тему. В голове проносился вчерашний  инструктаж с Куратором, в деталях расписавшего всю важность сотрудничества с зарубежными правозащитниками в вопросе обоснования текущей нецелесообразности иностранного усыновления.
Но Бякмен, завершив заказ, как будто догадался, что от него ждут, и начал первым:
- Как эта прекрасна, тшто у вас, на России на улитсе так много красивих и симпатитшних детей!
- Да, - не без гордости согласился Едроник, сразу вспомнив свою чересчур продвинутую, но всё же безмерно обожаемую, дочурку. Ободрённый Бякмен продолжал:
- И, конешна, они толшны шить сдеес, у себйа, на ротной земле.
- Да, разумеется, - поддакнул Едроник.
- На Сападе мало кто понимает эта. Valitettavasti, к сошалению…
- Но я думаю, Вы как видный, я бы сказал, весьма известный в Финляндии правозащитник (эти слова Едроник выделил особо) сможете объяснить партнёрам в Европе шаги нашего президента в данном направлении?
- Я постараюс, - загадочно улыбнулся Бякмен.
В это время принесли завтрак. Едроник, не торопясь, прихлёбывал кофе. Бякмен же, напротив, с большим аппетитом уплетал бутерброд и яичницу с беконом, запивая молоком и громко чавкая. Едроник попросил официантку принести ещё чашечку кофе.
Закончив трапезу, Бякмен откинулся на спинку дивана и сказал:
- Я вишу, Ви люпите коффе.
- Иногда, да, - ответил Едроник.
- Kahvi on tosi suomalainen Jumala… То ест, коффе есть настояший финский Бок. Шест чашек на ден – это всё равно, тшто не пил! - гость весело и громко рассмеялся.
Едроник счёл нужным тоже улыбнуться в ответ.
В это время у Бякмена зазвонил телефон. Он постукал по карманам, хлопнул себя по лбу, залез во внутренности пиджака и достал из него (Едроник на это обратил особое внимание) старенькую, потёртую «Нокию».
- Tohtori Bäkmen puhelimessa... (из телефона доносился рассерженный женский голос)… Kuk se on?.. Aaaa... (тут лицо Бякмена помрачнело) - No niin... Kyllä... Joo... Mitäs?! (тут господин правозащитник чуть не выронил трубку) – Elatusapuja?! Kenelle?.. Mikä vielä lapsi?!?.. (Бякмен заметно приуныл) – Voi voi!.. Juu juu. Hyvää, sovittu... Mulla ei ole aikaa... Vähän kiirePaljonko?.. (заметная пауза)… Vielä kerran... En kuule, en kuule (Бякмен картинно изобразил глухого) – Soittellaan! Heido, heido!
Бякмен сбросил вызов, со злостью кинул телефон на стол и произнёс сквозь зубы:
- Saatana perkele, haista perse!
Едроник сочувственно кивнул. Он ни слова не понял из беседы Бякмена с неизвестной дамой, но всё-таки, чисто по-мужски, счёл необходимым проявить сочувствие.
Финн же был явно занят своими мыслями. Он взял телефон, что-то набрал на клавиатуре, убрал аппарат обратно и начал нервно стучать пальцами по столу.
- Вы куда-то торопитесь? – с некоторым участием спросил Едроник.
Бякмен ответил не сразу, будучи погружён в собственные, неожиданно свалившиеся на его голову трудности:
- Да, спешу. До свиданья! - неожиданно чисто произнёс он, торопливо пожал собеседнику руку, схватил плащ и портфель, устремился к выходу, снова зацепив мебель. Да и был таков.
"Странный тип, - подумал Едроник. – Впрочем, у каждого свои недостатки".
- Вас рассчитать? - услышал он голос официантки.
- Да, разумеется, - ответил Едроник и тут вспомнил, что иностранец даже не предложил заплатить по счёту.
- Вот, жмот, - сказал он сам себе.
Впрочем, никакого ущерба для семейного бюджета Едроник не понёс. Деньги в достаточном количестве были выданы ещё вчера лично Куратором, причём даже без расписки.
"Государство у нас богатое, и финнов, и шведов, и исландцев, если что, накормим", - с этими мыслями Едроник положил две купюры с изображением Ярославля на стол, и вышел на улицу...

JK. Продолжение:
http://yrjonpoika.livejournal.com/154157.html

С Китай-города до Замоскворечья/Kitai-gorodista Zamoskvoretšjeen

http://yrjonpoika.livejournal.com/109050.html
Из цикла "Село Кучково" ("Kutškovon kirkonlylä)

Вторая часть маршрута получилась короче.
Правда, это был уже историческая часть Белокаменной. Точнее, то, что от этой самой части осталось.:)
Некоторые замечания. Путевые заметки, так сказать.

Во дворах Китайгородского проезда наблюдал скопление "Рено". Штук семь или восемь.
Лениво было производить точные подсчёты.
Одинаковые на 99 с хвостиком.
Основной цвет белый, по бортам -- красный прямоугольничек с циферкой "5".
Да-да, именно, что ТВшники. "Петербург 5 канал".
Код региона -- 178.
Хорошо тут наши окопались. Я бы сказал, плотно.
Причём, ровно по соседству с Резервным фондом Президентской библиотеки.
Чьё основное хранилище находится (если кто не в танке, то напоминаю) на Сенатской площади Северной столицы.

С Ильинки мимо Минфина (они все на службе носят клубные костюмы или мне показалось?) и здешней Гостинки выкатился на Ред-Сквер (The Krasnaya ploshchd').
Народ присутствовал. Турьё, разумеется. МАААсквичам тут делать нечего особо.
У Покровского-на-Рву собора какие-то фламандцы-голландцы-вестфальцы отмечали свадьбу.
С раздельным раз(не об-!)резанием вышитого сердечка на простыне и совместным пролезанием жениха и невесты через образовавшееся отверстие.
Намёк был понятен самим участникам.
Только не полицѣйскому патрулю, заподозрившему очередное проявление воинствующей крамолы на вверенной территории.
Инос(т)ранцы потом всей компанией обсуждали визит стражей правопорядка.
Так и представляю себе этот разговор:
- Дорогой Ханс! Представь себе, вы с Греттой могли провести свою первую брачную ночь в русском полицейском участке. Это так романтично!
- О, да, любезный Фриц! А ты бы, как всегда, всё снял на видео и выложил в "Ютюб"...

Балчуг я миновал довольно быстро, лишь мельком взглянув на Болотную площадь (культняк стопудовый, кåроче!) и шемякинское творение.
"Дети -- жертвы пороков взрослых".
Именуется торжественно, выглядит...
Скажем так, на любителя-ценителя.
И куда смотрят педоборцы, позвольте поинтересоваться?
Пропаганда уголовно-наказуемого чадолюбия в особо извращённых формах...

Ордынкой (сначала переулками. потом по самой БО) направился к Серпуховской площади.
Зашёл согреться в кабак. "SPB-M 08".
Говорю же, окопались.:)
Там случился прелюбопытнейший эпизод.
Влетела девчушка (лет десяти) и предлагала постояльцам-посидельцам прикупить у неё леденцы.
Уставший охранник стал ей объяснять, что (в общем) несанкционированная торговля его волнует мало, а вот нахождение несовершеннолетнего гражданина в пивном баре может иметь крайне печальные последствия для всего заведения в виде последующего предъявления штрафных санкций в порядке производства об административных правонарушениях.
Пока суть да дело, Ваш покорный слуга уже выкатился на мороз, поскольку время до липецкого поезда тикало неумолимо. Девчушка тоже выбегает.
- Ну что, - спрашиваю, - не удалось?
- Не-а.
- Почём конфеты, кстати?
- Сто рублей, второй бесплатно!
- Однако...(ну и молодёжь пошла!). Ладно, куплю.
- Вы действительно возьмёте за сотню?
- Так, говорю... Покупаю леденец и всё. И второй сюда, уж коли был обещан.
Расплачиваюсь.
- А теперь, кышь отсюда...

Вот не странное ли дело?
Ещё совсем недавно можно было ребёнка угостить чем-нибудь вкусненьким или приобрести безделушку. Сие действо не вызывало ни у кого никаких отрицательных эмоций.
Нынче живо заподозрят любителя детской плоти. Персонажа вышеозначенной композиции.
Докатились...