?

Log in

No account? Create an account

January 30th, 2013

[reposted post] Гарнизон смертников?

Лента новостей пестрит сообщениями, как активно Главная военная прокуратура и СКР занимаются расследованием коррупционных дел в Министерстве обороны. Похоже, что все военные прокуроры по всей России только этим и заняты. А кто-нибудь из них изучает состояние нынешней смертности солдат, призванных на срочную службу в армию? Да, гибнут сегодня, когда активных боевых действий не ведется. Гибнут в Сибири, точнее, в Юргинском гарнизоне.

К моим коллегам с портала sibkray.ru, единственному СМИ, интересующемуся причиной гибели солдат-срочников в Юргинском гарнизоне, обращаются матери пострадавших и погибших солдат.


солдаты
Фото Елены Фаламеевой (sibkray.ru)

«Мой сын был призван в ряды российской армии 10 декабря 2012 года. 11 декабря с «холодильника» их направили пешком на железнодорожную станцию, чтобы доехать до станции Новосибирск-Главный. Ожидая электричку, они простояли на морозе 39 градусов 40 минут. Доехав до Новосибирска-Главного, они еще минут 30 стояли на улице, ожидая, пока найдется помещение, где их можно будет разместить до отправления электрички в Болотное. В Болотном они ждали электричку до Юрги на улице еще два часа. А до части их везли в открытом кузове грузовика, как баранов. Эти подробности я узнала позже, когда приехала на принятие присяги 23 декабря. Подготовка проходила на плацу при температуре минус 38 градусов. И вот эти бедные солдатики стояли около часа на улице в ботинках, ожидая, пока им выдадут оружие. Потом их отвели в столовую, где стоял гул от солдатского кашля», – поделилась жительница Новосибирска.

Еще одна история: «Мы приехали к сыну 14 декабря. Половина солдат в подразделении уже болело пневмонией. Я видела, что они были плохо одеты, – поведала она свою историю. – А через несколько дней после того, как мы вернулись в Новосибирск, сын заболел. Температура 39. Его положили в изолятор. Он мне звонил, говорил, что температура никак не спадает. Я сказала, чтобы он обратился к врачу. Но оказалось, что никакого врача там нет. Когда мы снова приехали в часть в день принятия присяги, я зашла в изолятор и ужаснулась. Мальчики там лежали просто как живые трупы, никакой помощи им не оказывали, а еще и заставляли отжиматься. Мой сын остался жив только потому, что мы с мужем приехали и настояли, чтобы его перевели в госпиталь. Только мы вернулись в Новосибирск, стало известно, что один из сослуживцев моего мальчика умер от отека легких».

Но в Юрге солдаты не только болеют пневмонией. Только в течение января 2013 года произошло три попытки суицида, один рядовой погиб. Только факт гибели солдата расследуется военной прокуратурой, при этом к ответственности до сих пор не привлечен ни один из офицеров ни по факту гибели солдат — ни из-за суицида, ни из-за отека легких. Как отмечает sibkray.ru, это не первые случаи гибели солдат от пневмонии и суицидов как следствии неуставных отношений в Юргинском гарнизоне. Коллеги-журналисты справедливо полагают, что в Сибирском военном округе эти дела хотят спустить на тормозах. Подробности можно прочитать здесь и здесь.

Ребята, я впервые прошу о помощи максимально распространить эту информацию. Для кого-то из вас погибшие солдаты — ровесники, для кого-то сверстники — их родители. Только распространением информации мы можем напомнить чиновникам из Минобороны и военной прокуратуры о ценности каждой человеческой жизни, тем более в мирное время!

В учреждении нашему жениху стало совсем плохо. Учреждение, если кто знает, это такой "колидор" с дверями по обе стороны, и живут там такие люди, которые называются "люди занятые". Они ему прямо так и сказали:
-- Мы заняты, понимаете, товарищ, мы заняты.
-- Так ведь я... -- хотел было он сказать, что он тоже по важному делу, но его прервали.
-- Товарищ, у нас инвентаризация...
-- Так ведь мне только, -- хотел было сказать он, имея в виду, что ему только в справочный отдел.
-- Товарищ, у нас конец квартала.
-- Так ведь у меня, -- сказал он, имея в виду, что дело безотлагательное.
-- Товарищ! -- прервали его. -- Будьте скромнее!
И все заговорили разом:
-- У нас инвентаризация, у нас конец квартала, у нас ускорение, и времени уже на посетителей не остаётся.
-- Товарищ! Вы газеты читаете? Нет? Почитайте! Что вы тут бродите? Почему вы не на своём рабочем месте?
И такое началось! Часа четыре занятые люди объясняли ему, как они заняты, по дружбе объясняли и строго, громко, и совсем на ухо, по секрету, и совершенно открыто, чтобы все слышали.
Старушка объясняет ему, пересказывая всё, что они говорили, но уже вскрывая подоплёку. Она ему переводит с ихнего языка на нашенский... 
-- Тут игра одна: ты начальник -- я дурак, я начальник --.ты дурак... Раньше назывались бюрократы, теперь ускорители, они все
ускоряют до такой скорости, чтобы было в результате помедленней. Вот бумаги пишутся гораздо быстрей! И их больше стало. Пока ещё с бюрократизмом не боролись, то ещё сносно было, а как стали бороться с бюрократией, то бумаги и вовсе стало не хватать, потому что на каждое письмо ещё приписочка, на каждую приписочку объяснение, на каждое объяснение строгий приказ, а на строгий приказ уже разъяснение -- и везде об одном, чтобы, не дай Бог, бюрократии не разводить, разных препонов и рогаток не ставить, чтобы во всем была личная ответственность и чтобы ни на кого её не перекладывать. А как не станешь ни на кого перекладывать, сразу в дураки попадёшь, в виноватые, а с виноватыми, сам знаешь, разговор короток: чуть чего -- за ушко и на солнышко. Потому что это самое ускорение, сказали, самой жизнью диктуется, ну а коли диктуется, то оно, конечно, и пишется. Понял, миленький мой?
-- Не, не понял ничего.
-- И не надо, милок, не поймёшь, тут наука очень хитрая: без бутылки не разберёшься, а пить не велят, так что поезжай по-хорошему.
-- Да мне адрес нужно было только спросить, -- выходит он.
-- Адрес? Да что ты, милок, адрес! Адрес -- это же бумага, а бумагу можно только чудом получить. Тут ведь всё к одному приставлено и одно за одним так и катится, тут ведь как? Есть Зам, есть Сам и есть Там. Зам занимается только сложением и вычитанием, Сам занимается уже умножением и... (старуха воровато огляделась) и делением. А Там!.. Там уж, милок, как водится! Там занимаются извлечением корня и возведением в степень! Вот такая арифметика, вот такая алгебра с геометрией!.. 
Ты слушай меня, я не замминистра, но я все лучше всех знаю, я тут восемнадцать лет работаю. Ведь тут всё просто с бумагами-то: зачем её давать, когда можно не давать? Понял, сынок? Если тебе бумага нужна, ему ведь ни жарко ни холодно -- человеческий фактор называется, но за это пока не судят никого. И премий за это не лишают, и повышение по службе быстрее идёт.
Знаешь, как говорят? Вышел тебе приказ денег отвалить...
-- Ну?
-- А приказ есть, а наличия нет... Вот такая, понимаешь, история! 
Я тебе скажу прямо -- до Зама разговаривать не с кем и незачем. Их тут всех держут не для этого. Они должны только руками разводить и глазами наверх показывать: дескать, они бы и рады, да не могут -- Зам заругает.

Быков Ролан Антонович. "Я побит -- начну сначала!". Чёрная тетрадь. 21 апреля 1986 г.

Profile

yrjonpoika
Димитрiй Самозванецъ

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow